Реклама

Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое
 
» » Белорусская сельхозка. Взгляд изнутри
0

Белорусская сельхозка. Взгляд изнутри




Белорусская сельхозка. Взгляд изнутри

Сын над расчетником плачет: «Все, мам, я на Россию». На Гомельщине люди получили зарплаты, на которые не прожить

Еще каких-то лет пять назад ОАО «Щедринское» Жлобинского района было нормальным, достаточно крепким хозяйством. Здесь с помощью Банка развития построили новую молочную ферму на 600 голов, руководство хозяйства регулярно получало грамоты за добросовестный труд и обеспечение высоких производственных показателей, а доярки зарабатывали по тысяче рублей. Но сегодня все изменилось до неузнаваемости: зарплаты недотягивают даже до минимальных, а работники бегут кто куда. Те, кто бежать не может, идут в местную лавку, чтобы взять «на вексель» продуктов. Долг отдают после зарплаты — и тут же снова влезают в новый. Так и живут.

Агрогородок Щедрин расположен в самой настоящей глуши: до райцентра 40 км извилистых дорог. Вокруг — поля, за полями — такие же деревни, без перспектив и шансов на светлое будущее. Единственное место, куда здесь можно ходить на работу, если ты не учитель, продавец или почтальон, — ОАО «Щедринское». Да только в последнее время местные делают это с большой неохотой: ну какой, говорят, в этом смысл, если платят копейки?

На территории недавно построенного комплекса мы перепрыгиваем навозные лужи, любуемся не очень упитанными, но чистыми коровами и слушаем невеселые рассказы местных.

— У меня трое детей, я ходила на работу каждый день. Как такое возможно? Как жить? — протягивает расчетник доярка Татьяна. За февраль женщина получила 102 рубля.

Белорусская сельхозка. Взгляд изнутри

По словам работников, на ферму они выходят каждый день, у доярок, например, стабильно три дойки. Говорят, не прогуливают — иначе бы давно поувольняли всех. Да, у кого-то рабочих часов выходит немного, у кого-то что-то удерживают по исполнительным листам, у кого-то были нарушения дисциплины — люди все понимают, говорят, но как жить на эти деньги, понять не могут.
Животноводу Сергею начислили 103 рубля. Дома у мужчины 6 детей, есть и совсем маленькие. Говорит, вся надежда на «детские» — иначе бы не выжили.
— Сын пришел, держит расчетник — 190 рублей. И плачет: мам, не могу больше так, увольняюсь, еду на Россию. Сыночку 21 год, — вздыхает Светлана.
Сама она работает здесь же, получила чуть больше — 233 рубля. Но разве, говорит, это деньги? Хорошо, что хоть в местном ларьке дают в долг продукты.

— Придешь, наберешь, потом получишь эту зарплату, отдашь — и тут же в новый долг лезешь.

Работники рассказывают, что обращались в администрацию хозяйства и бухгалтерию, там им ответили: денег нет, так как в последнее время в 6 раз упали надои молока.

Белорусская сельхозка. Взгляд изнутри

— В конторе нам говорят, что это мы виноваты. Но у коровы молоко на языке, так откуда ему взяться, если она жует один сенаж? А ей ведь добавки каждый день нужны, концентраты. Но денег в хозяйстве на комбикорм нет, — объясняют люди.

После последней получки, говорят, некоторые с фермы уволились. И теперь тем, кто остался, приходится работать еще больше.

— Но как можно после такой зарплаты нормально работать? У нас просто руки опускаются, — признаются местные жители.

На общем фоне отчаяния и безнадеги выделяется вполне жизнерадостный молодой парень в новых резиновых сапогах. Оказывается, молодой специалист. Зовут Кирилл, работает здесь два дня — и пока у него нет к хозяйству никаких претензий.

Минчанин Кирилл — выпускник Витебской ветеринарной академии. 30 января получил диплом, 2 марта прямо из дома, из столицы прибыл по распределению в Щедрин.

— Пока осматриваюсь, вникаю, но работы, вижу, будет много, — деликатно намекает на состояние поголовья молодой ветеринар.

Еще несколько лет назад в «Щедринском» все было по-другому. Руководил хозяйством тогда Николай Сергеенко. Но в какой-то момент он, как выражаются местные, «неожиданно опустил руки и ушел». Сначала в лесхоз, потом — на пенсию. С тех пор началась кадровая чехарда. Только за 2019 год в «Щедринском» сменилось аж пять руководителей. Пару месяцев назад снова назначили нового — Ивана Потапенко. Поговорить с нынешним директором нам не удалось: он, говорят, на больничном.

Зато, узнав, что в «Щедринском» журналисты, на ферму приехали представители сельсовета — председатель Татьяна Некрашевич и секретарь Алла Шатрава (женщина представилась «управделами»). Они рассказали, что еще два года назад в хозяйстве с 700 голов в сутки надаивали 8−9 тонн молока, а сейчас — полторы. И в этом работники сельсовета винят доярок: мол, те не соблюдают регламент доения.

Белорусская сельхозка. Взгляд изнутри

— Доярки сами этих коров запустили. Приходишь в конце дойки, а у коровы вымя круглое. Спрашиваю, в чем дело. «Она не доится». Подключай, говорю, аппарат. Подключает — а корова 9 литров молока дает. А сколько раз было, что они их недодаивали: по литру, по два после них еще оставалось в вымени. А ведь отсюда потом маститы и другие проблемы, — объясняет Алла Шатрава.

На мехдворе «Щедринского» курят, скучают и снова курят механизаторы. Их зарплата тоже зависит от выработки, она повыше, чем у доярок и животноводов: в прошлом месяце, говорят, около 360 получили. Но работы, говорят, нет.

— Пришли. Колесо спустило — мы кучей навалились, сделали, и всё, снова сидим. А были бы запчасти, мы бы тут все-все перебрали. Работать у нас есть желание, да только нечем.

— Вот в соседней деревне хорошее сено, надо бы на ферму привезти, но это 7 км, а у нас пустые баки. Назанимали уже везде. Никто больше солярки не дает. Главный инженер тайком от жены из своего кармана достает и на топливо нам выделяет, — рассказывают механизаторы.

Но самое страшное не это. Со дня на день, говорят, начнется посевная, а техника не готова.

— На бумаге готовность 99,9% — это я в районке читаю, что все готово. А ни хрена оно не готово!

Откровения механизаторов прерывают гости из райцентра: в Жлобине тоже узнали о журналистах, и в хозяйство спешно прибыли зампред райисполкома Валентина Нехай, и. о. начальника управления сельского хозяйства района Алексей Михальцов, член наблюдательного совета ОАО «Щедринское» Олег Костенко.

Белорусская сельхозка. Взгляд изнутри

— Технику вы всегда ремонтировали, и в прошлом году она была еще в худшем состоянии, но вы же ее сделали! Сегодня чего вы поднимаете вопрос? Вы же все можете сделать! — пытается успокоить механизаторов представитель местной власти.

— Можем, но из чего? — дружным хором обрывают ее мужики. Их уже не остановить. — Вон трактор стоит — надо делать обслуживание, но грошей нет. Вон еще один трактор — тоже весь голый, надо бочки две масла туды — но его нет, а завтра вы мне скажете: «Давай двигатель купляй, это ты убил его!».

Механизатор Игорь Маратович ведет к своей сеялке: «У меня обычно уже с зимы все готово, а сейчас — как гроб стоит. Выписал самое необходимое — семяпроводы, сошники, шесть колес, подшипников, а в итоге мне три колеса привезли и 28 чистиков. И что мне делать?».

— Все посеем, все уберем, все будет. Ваше хозяйство ни одну ни посевную, ни уборочную не заваливало. Все вам купим, — успокаивают местных райисполкомовские.

— Купите нам лучше нормального хозяина. Сделаем здесь частную собственность и будем нормально работать, — вздыхают мужики и снова закуривают.

Белорусская сельхозка. Взгляд изнутри

Член наблюдательного совета ОАО «Щедринское» Олег Костенко объясняет: в хозяйстве, где работает около 90 человек, среднегодовая зарплата — около 500 рублей. Зимой зарплаты, например, механизаторов традиционно ниже, чем летом, получки доярки зависят от выработки молока, которая тоже зависит от сезона.

— На этой неделе мы снова встречались с коллективом, люди задавали вопросы и получали ответы. Мы им объяснили, что зарплата в хозяйстве привязана к объемам производства, а они по молоку в «Щедринском» упали в разы. Когда-то хозяйство надаивало по 10 тонн и продавало его, а теперь — полторы. Поэтому в первую очередь надо поднимать объемы производства. Для этого прежде всего нужно повышать производственную дисциплину. И здесь многое зависит от доярок, хотя и от качества кормления тоже многое зависит. Вопрос на контроле в райисполкоме. Думаем, с этим помогут. Повторю, хозяйство не брошено и с людьми регулярно встречаются.

— Да, но эти встречи в кошелек не положишь. У некоторых работников зарплата 100 рублей. Почему нет доплаты хотя бы до минималки (с 1 января 2020 года минимальная зарплата в стране составляет 375 рублей. — Прим. TUT.BY)?

— Если нет доплаты, значит, есть основания не доплатить. Значит, были нарушения трудовой дисциплины. Знаю точно, что есть такие факты и они не единичные.

Напомним, что наниматель обязан применять минимальную заработную плату (месячную и часовую) в качестве низшей границы оплаты труда работников за работу в нормальных условиях в течение нормальной продолжительности рабочего времени при выполнении обязанностей работника, вытекающих из законодательства, локальных нормативных правовых актов и трудового договора. При этом минимальная заработная плата (месячная и часовая) применяется с учетом отработанного рабочего времени.

Елена Бычкова

Смотрите также: 





Также рекомендуем:

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх © 2013 Copyright. enewz.ru
При копировании материалов используйте ссылку на наш сайт