Партнёры
Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое
0

Турция, турки и мы. Записки отдыхающего


Самолёт пробил пелену московского тумана, от души ударил своими шасси по Шереметьевской взлётно-посадочной полосе и подкатил к зданию аэропорта. Здравствуй, дорогая моя столица. Две недели отдыха позади. Живой вес вырос, мысли крутятся в голове лениво. Но неистребимое желание упорядочить впечатления о поездке не отпускает.

Мысли мои эмоциональные, на социологический, географический или иной анализ не тянут. Так, хаотичные рассуждения по поводу. Но я набрался наглости выложить их на суд читателя, если, конечно, таковой найдётся

Турция

Анатолийское побережье. Цивилизации там уже, наверное, пять тысяч лет, и никуда она деваться не собирается. Невероятное наслоение культур – тут тебе и античность, и Древний Рим, и ислам. Это один из центров человеческой цивилизации и все такое. И все предыдущие цивилизации будто стремились подвести эту землю к апофеозу её развития – превращению в туристическую Мекку, благословенное царство загара, ласкового моря и системы все включено.

Анталия – город хоть и древний, но достопримечательностей почти нет, не считая восстановленных римских развалин. Вместе с тем всё очень чисто, уютно, зелено. А в сторону Кемера начинаются шедевральные природные красоты – высоченные горы, сосны и море.

Новое строительство в городе ведётся более-менее планово, дворы там, деревья, торговые центры – всё на месте. Широкие проспекты в наличии. Приятно глазу.

Турки вообще строить умеют и любят. Вон, океанариум новый возвели – похуже московского, конечно, но интерьеры сделаны со вкусом, даже со дна сбитый в войну бомбардировщик подняли и под стекло засунули к скатам и муренам. Хотя восточная страсть чего-то стырить иногда доводит до цугундера. До сих пор турки вспоминают добрым матерным словом печально прославившегося хозяина строительной компании, все дома которого, сделанные из воды и песка, рассыпались при землетрясении, погребя несколько тысяч человек. Это был такой турецкий Спитак, и причины схожие – повальное воровство. Хозяин компании окончил плохо – то ли расстреляли, то ли закрыли до конца жизни.

В отличие от тех же арабских стран в Турции, во всяком случае внешне, присутствует порядок – как на улицах, так и вообще в организации жизни. Это такое ментальное имперское наследие – способность организовать окружающую среду по чётким правилам.

Знаю людей, которые купили на побережье в Турции по дешёвке квартиры и живут там на пенсии почти безвылазно. Они отмечают именно порядок, по большому счёту отсутствие криминала, и даже незаметность коррупции на бытовом уровне – все по понятным правилам.

Гид гордо объявляет:

- Наша ГАИ взяток почти не берёт. Боятся. Хотя, поймав сильно пьяного, могут взять с него пару сотен долларов, чтобы не составлять протокол. Но при этом обязательно до дома довезут, чтобы за руль не садился.

Да, пара сотен за езду в пьяном виде по нашим меркам плата более чем умеренная.

Со слов гидов и местных жителей существование в тех турецких краях ныне вполне спокойное, хотя своих своих проблем немало - уж точно не меньше, чем у нас. Жилье прилично дешевле российского – за сто тысяч долларов можно купить в престижном комплексе квартиру сто пятьдесят квадратных метров. Через различные механизмы жилье относительно доступное населению. С автотранспортом картина противоположная. Автомобилестроение местное достаточно сильно развито, однако машины обожжены такими наценками, накрутками и налогами, что вылезают в стоимость в два с половиной – три раза дороже, чем в России. Вместе с тем машин немало, поскольку общественный транспорт не шибко развит и шибко дорог – на автобусе десять километров проехал за три бакса, а такси стоит все двадцать.

Государство своих граждан особо не балует, но и на произвол судьбы не бросает. Жилья муниципального практически нет, здравоохранение страховое. Вместе с тем страховки доступные всем. Высшее образование в значительной мере бесплатно.

Госконтроль, мне показалось, существует не только на словах. По моим наблюдениям лекарства там куда дешевле и качественнее, чем в Москве. То же касается и продуктов питания. Наши бестолковые бесконечные эксперименты с ГОСТами и сертификацией до добра не довели – полки магазинов наших порой заполнены такой дрянью, что, ей Богу, за Отечество обидно. В европейских странах и в той же Турции в супермаркетах, по моему личному мнению, которое никому не навязываю, те же молочные и мясные продукты гораздо выше качеством.

Объясняется, скорее всего, это вовсе не невидимой рукой рынка. Просто в большинстве стран приняты драконовские меры по борьбе с контрафактными продуктами и лекарствами. Попавшись на этом, бизнесмены теряют не только бизнес - им корячатся какие-то недетские сроки. В Греции легко можно получить семерик за подделку оливкового масла. В Китае за торговлю фальсифицированными лекарствами могут и к стенке поставить ненароком. А у нас только и слышно – не кошмарьте бизнес, не угнетайте его проверками. Хотя, по моему скромному мнению, санэпидемстанция и прочие надзоры вообще должны не вылезать из супермаркетов и аптек. А за изготовление фальшивых лекарств - срок до пожизненного. Тогда, может, что-то начнёт меняться в лучшую сторону.

Начал я ездить в Турцию лет двадцать назад. Могу отметить, что жизненный уровень с тех времён вырос очень прилично. Города, торговые центры, квартиры, машины, общий достаток – все подтягивается к каким-то общемировым стандартам. Богатые немцы и англичане, размахивающие высокомерно своими портмоне и чувствующие себя сверхчеловеками уже в прошлом – что у нас, что в Турции, что в десятках других стран. Разница между «Золотым миллиардом» и «Изгоями» постепенно сглаживается.

Притом сглаживается не только экономически, но и в образе жизни, в предметах, во всем.

Гид, возивший нас по Анталии и настроенный весьма философично, изрёк с грустью мысль:

- Ну что Анталия. Стандартный город. Стандартные квартиры, как в Москве. Только у нас по сравнению с вашими балконы побольше – климат все же, да и традиции проводить там всей семьей время. Мы так же, как вы и англичане, ходим на работу, ждём со страхом выволочек от начальства за опоздание. У народа такая же жизнь, как и у вас.

В принципе с ним можно согласиться. Антураж, продуты, супермаркеты – все схоже.

Ну а мы? Мы тоже психологически и культурно дрейфуем друг к другу?

Турки

Сакраментальный вопрос русского туриста: «А любят ли здесь нас?»

Стандартный ответ: «Любят. Но не нас, а наши деньги, которые мы спускаем на их курортах и в их магазинах».

Восток – главное тут всегда было и будет процесс купли-продажи. Цветистые обороты, улыбки, клятвы в вечной дружбе между русским и турецким народом – все посвящено одному – впарить тебе свой товар как можно по большей цене.

Турки почти такие же торгаши, как и арабы, и другие восточные народы. Но опять-таки – все это носит гораздо более пристойный характер, чем в том же Каире. Никто никого не дёргает за рукава, завлекая в серебряную лавку, не пытается внаглую обмануть. Все более чинно и тихо, как и положено в бывшем имперском государстве.

Ради того, чтобы тебе продать, местные жители готовы выучить твой язык, смеяться, поить тебя чаем. Наиболее креативные проявляют чудеса изобретательности.

В Турции постоянно идёт борьба больших компаний и мелких турфиромчек по поводу экскурсий. Большие задирают высокие цены, при этом ещё в автобусе гиды с трагическими интонациями обрабатывают сознание туриста:

- Не берите не улицах экскурсии. Там жулики, они не отвечают за вас. А мы отвечаем – накормим, напоим, привезём-увезём, пусть и два раза дороже.

Мелкие утверждают, что сделают всё тоже самое за гораздо более скромные вливание долларов или турецких лир.

Рядом с моим отелем благоденствовала турфирмочка, которая перевела эту борьбу в фазу наглядной агитации:

«Если ты веришь Америке, то теряешь свою страну.

Если ты веришь отельному гиду, то теряешь свои деньги».

В общем, всё учли, вплоть до наших натянутых отношений с пиндосами.

По моему мнению, торговый люд на Туретчине с общим ростом благосостояния как-то успокаивается и приобретает респектабельность.

Помню, в середине девяностых присутствовал при грандиозном торге между русской тёткой и хозяином магазина кожизделий. Торговались они за какую-то сумку. Он ей загнул цену двадцать долларов. Она сказала, что это очень много за такую фигню. И глаза у продавца загорались каким-то бешенным торгашеским азартом. Цена уже слетела раза в три, но жертва все отказывались от покупки. Под конец турок начал свирепеть, и цена уже пошла ниже себестоимости, но даме торг надоел, и она пошла прочь по улице. Её провожал рык разъярённой гориллы:

- Что, и за два доллара не купишь?! Отдаю! Не купишь?!

Турок был вне себя, так и чудилось, что выхватит ятаган и кончит эту дискуссию с неверной гяуркой радикальным способом.

Сейчас таких типажей практически нет. Как-то все утихомирились, влезли в рамки.

Вообще, страна стала спокойнее. Хотя, похоже, времена сейчас там не слишком лёгкие – экономические неурядицы и геополитические непонятки дают о себе знать. Но в целом царит какое-то сонное умиротворение.

В этом они схожи где-то с европейцами. Но я поймал себя на мысли – если в европейских странах ощущается капитуляция перед всеми вызовами времени, то турки будто бы задремали, но в глубине души у них все ещё живёт османский неуёмный жестокий дух. И он вполне может проснуться. Народ жаждет перемен и действия. Народ грезит имперским прошлым. И в целом вполне может проснуться – это, кстати, показали и события попытки госпереворота, когда люди с голыми руками пошли на танки.

Такое же ощущение дремлющего имперского духа есть и у нас. Но мы уже успешно просыпаемся.

Помню, один говорил:

- Вообще вы зря от нас отворачиваетесь. Между Россией и Турцией на самом деле очень много общего. Обе страны – с жёстким государственным управлением, богатыми воинскими традициями. И нас, и вас не принимает Европа ни в каком виде, только морочат голову и боятся.

Может, он и прав. Однако есть один момент – Османская и Российская Империи были всегда жесточайшими врагами и конкурентами. И не хотелось бы, чтобы все это вспыхнуло вновь. Однако и Сирия, и сбитый наш самолёт сильно настораживают.

Какие турки в быту? Ну, к нам, в принципе, доброжелательные. Хотя не приведи Господи нашим девкам
связаться с ними прочной связью. Тут они уже начинают выступать в роли деспотов. И начальник турок тоже в большинстве своём восточный деспот.

Что мне нравится в Турции – это осколки старого уклада. Это большие семьи с колоритными стариками. Это такие клубы по интересам на скамеечках около супермаркетов, где пожилые турки, пока их жены ходят за покупками, обсуждают дела своих семей, дурную эмансипированность невесток и утрату традиций сыновьями. Это воскресные выезды семьями на берег моря, где разворачиваются мангалы, или люди сидят у старинных огромных самоваров, которые приносят с собой. Это колорит ещё старой Турции, которая уже уходит под напором новых реалий.

Плохо, что идёт исламизация государства. Эрдоган сломал завещанную Ататюрком систему светского государства, убрав фактически с политической доски главного игрока и гаранта этой светскости – армию. И с каждым годом становится все больше женщин в паранджах, впрочем, не забитых, а вполне эмансипированных. Вместе с тем большинство турчанок предпочитают вполне европейский стиль одежды и поведения, и мини-юбки там не сильная редкость. В этом страна выгодно отличается от тех же арабских государств. И мне кажется, у большинства населения есть ясное понимание, что высокие технологии, стандарты жизни и паранджа несовместимы.

Туристическая индустрия

Да, Крым, Сочи и Анапа хороши – это такие уютные, родные места нашей страны, где мы просто обязаны отдохнуть хотя бы раз в жизни. И понять, что, конечно, дома хорошо, но с точки зрения комфорта есть места куда лучше.

Никто меня не убедит, что соотношение цена-качество в тех же Сочи в обозримом будущем приблизится к тому же турецкому.

В Турции ты ощущаешь, что турист – это ресурс. И его все хотят завлечь к себе. Турецкие отели – это в какой-то мере шедевры архитектуры. Они красивые, так и манят расслабиться в их шезлонгах и отдохнуть в их просторных номерах. Сервис, пресловутое ол-инклюзив – все посвящено тому, чтобы ты, турист, расчувствовался и потащил свои деньги. Притом, не такие уж и большие.

На тебя смотрят там, как на родного. Тебе улыбаются. Тебя кормят с утра до вечера и с вечера до утра, и развлекают вполне себе интересными экскурсиями за дополнительную плату. Ты им люб и дорог – и тебе всячески показывают это.

Это наглядная демонстрация преимущества индустрии над хаосом и самодеятельностью, как в том же Крыму. У нас такая традиция национальная – туриста воспринимают как понаехавшего, чтобы сожрать твои помидоры. Но понаехавшего с бабками, и бабки эти нужно забрать любыми способами, в основном заоблачными ценами. Для нашего отельера и жителя курортных мест ты враг и лох в одном флаконе. У многих в голове просто не сходятся два понятия – что их благосостояние зависит от того, доберётся ли до них турист в следующий раз. Захапать с него, сволочи такой, здесь, сегодня, в сей момент, а дальше будь что будет. Поэтому наша система отдыха ещё с советских времен выглядит достаточно жалко. Не говоря уж об убожестве отелей, наполовину самостройных, толкотне на пляжах, дурацких и дорогих развлечениях.

Интересен опыт Турции. Лет двадцать назад, когда был там в первый раз, отдых был гораздо хуже и сильно дороже – где-то раза в два, а то и в три-четыре по сравнению с нынешними ценами, это с учётом инфляции доллара. И никаких инклюзивов тогда не было. Отельчики немцы в той же Анталии построили симпатичные, но не более того.

Сегодня добросовестная (или не очень) конкуренция, чёткая государственная политика, льготы и ставка на завлечение клиентов сделали своё дело – индустрия устаканилась, так что хорошо всем – и туристу, которого кормят от пуза, и отельным хозяевам, которые получают пусть не сверхдоходы, но вполне приличные средства, и государству с местным населением.

У поддерживаемой государством индустрии есть одна сильная сторона – всё планируется на годы и десятилетия вперёд. И тогда отрасль становится государствообразующей.

У такой мощной индустрии отдыха есть оборотная сторона. Она очень сильно подвержена внешним влияниям – политике, экономическим кризисам. Она рассчитана на спокойное время, когда люди хотят спокойно отдыхать и имеют для этого средства. Всяческие неурядицы действуют на неё очень плохо. Один теракт способен в разы сократить количество туристов и оставить без средств к существованию огромные массы населения. Что мы и видели недавно.

Кстати, такой развитой туристической индустрией могут похвастаться не так уж много стран. Европейцы, кричащие о своей офигительной непревзойдённой развитости, близко не создали ничего подобного. Римини – это просто дикая помойка, где большинство отелей не дотягивают до наших турбаз семидесятых годов и с отельной архитектурой никто не заморачивается. В Испании все курорты позорные. Как правило, своих пляжей в Европе у отелей нет. Конечно, существуют элитные курорты, где все просто отлично, да только цены там вынуждают протирать глаза и спрашивать: «А не привиделось ли?» На прекрасной Сардинии, пока туда не загнали беженцев, средненький отельчик на двоих стоил под миллион рублей на десять дней, при этом умиляла приписка – вай-фай платно. Это индустрия для богатых, а это нечто иное.

На этом фоне что делать нам? Изучать чужой опыт. Создавать экономические механизмы. И не стремиться запихнуть в тот же Крым как можно больше народу – там и так яблоку некуда упасть. Все же основой экономики там должна быть нормальная промышленность, без которой не выживет ни одна туриндустрия.

Сервис

- А что у вас сегодня за праздник? – спрашиваю я у администраторши в ресторане на русском языке.

И получаю неожиданный ответ на ломаном русском:

- Извините, я по-английски не понимаю…

Но это было исключение. Действительно, в отеле по-английски понимал далеко не весь обслуживающий персонал. А вот русский, притом в совершенстве, знало большинство официантов, администраторов, и прочий подневольный люд, обеспечивавший функционирование огромного пятизвёздочного монстра, утопающего в цветах, прикрытого кронами разлапистых сосен.

Объяснялось все просто. Уже который год отель не заморачивается с поиском персонала и набирает на сезон гастарбайтеров из Киргизии.

Кстати, ход оказался выигрышным для всех. Киргизы права не качают, социальные выплаты им делать не надо, они отлично знают русский язык. За работу держатся, всегда тактичны, выдержаны и доброжелательны. И чаевые не цыганят. С турецкой обслугой все обстоит гораздо хуже - их то не дождёшься по причине ленности, то у них признаки панибратства, и начинают выяснять, сколько у тебя детей и как ты зарабатываешь.

Разговорился с одним из киргизов. Тот батрачил где-то на Урале, но потом доллары в России начали заканчиваться, и уже который год он батрачит в Турции.

В итоге выяснилось, что работают они сезон – полгода. Заколачивают в среднем по шестьсот долларов в месяц. При этом общежитие и еда бесплатные. Для киргизов условия просто идеальные – за сезон почти пять тысяч долларов чистыми. В России в последнее время, к сожалению, мало кто может похвастаться такой зарплатой.

Туристы

У нас были две самые многочисленные категории туристского космополитического народца – русские и немцы.

Ну, немцы они и есть немцы – в большинстве своём пенсионеры. У них
страсть кучковаться друг с другом. Их часто посылают отдыхать группами их пенсионные фонды, вот они и не отходят друг от друга, передвигаясь эдакими зондеркомандами чуть ли не строем, хлещут пиво в огромных количествах, заполняя все бары. С кружкой пива немец вне зависимости от возраста и состояния здоровья спокойно может в компании просидеть три-четыре часа, что-то балабоня и смеясь во весь голос.

Наш турист почему-то стал притчей во языцех и героем анекдотов. Хотя, надо отметить, наши люди за границей в основной своей массе ведут себя достаточно прилично бесконфликтно и интеллигентно.

Хотя были времена…

Ол-инклюзив – это выпивки сколько хошь. Вот и возникали во всех отелях типажи, которые просто жили около баров, чтобы очнуться, протянуть руку с бокалом, в которой набулькают водки или вискарика – уже все равно.

Эти романтические фигуры в большей части остались в девяностых. Как и скандалы с киданием немцев в бассейн, разрывании тельника на груди в караоке баре:

- Владимирский централ давай!

Нет, соотечественников, решивших при виде бесплатных напитков, что житуха удалась, осталось ещё немало.

Интеллигентно отдыхаю на лавочке. И вижу, как атлетическое тело выпадает из автобуса с криком:

- Приех-хали!

Клиент уже хорош – эдакая жертва Дьюти-фри. Он всучивает свой чемодан прислуге с криком:

- Алло, я в бар!

На следующий день тоже замечен в баре. Как и далее. Но это человек просто оторвался от родного офиса. И ведёт себя в целом вполне пристойно, как и его собутыльники. Просто пытается впасть в нирвану и постичь смысл сущего.

Теперь уже немодно братанское поведение, цепи с корабельную толщиной и золотые кресты по килограмму. Люди наши стали выглядеть вполне себе прилично. Так что, за исключением отдельных эксцессов, все анекдоты про русо туристо давно устарели.

Вместе с тем интересные наблюдения. Наши закапсулировались. Если раньше, приезжая в одиночку или с кем-то, они тут же бросались искать себе компании по интересам, находили достойный объект для общения, то теперь стараются друг друга вообще не замечать, иногда лишь при встрече вежливо, ну прям как на Западе, улыбаясь.

Никто уже не орёт: «За знакомство, братан!». Наливая при этом стакан водки и требуя до дна. Никто пьяно не откровенничает о своей судьбинушке случайным знакомым. Все обособились. Видимо, политика атомизации общества даёт свои плоды. Да и люди стали опасаться подпускать к себе других людей.

«Человек что в глуши овраг».

Однако пошла другая традиция – кататься на отдых огромными компаниями. Останавливается автобус, и из него выкатывается табор – папы-мамы, дедушки-бабушки, дети, племянники, друзья по работе и сорок чемоданов. Окрестности оглашаются победным детским визгом и сакраментальным:

- А где бар? Надо бы выпить за прибытие?

Не знаю, как это может нравится. Я бы свихнулся от такой первомайской демонстрации. Но люди довольны – значит, оно им сильно надо.

Ещё один момент, вызывающий некое недоумение. Практически не стало умных разговоров. Раньше прислушаешься, на том же пляжу, кто--то там о Гегеле с Бабелем загибает, кто-то о политике негодует, при этом чуть не впиваясь пальцами оппоненту в шею. Идёт нормальная интеллектуально-балабольская русская жизнь. И особым почётом у народа пользуются балагуры, философы и различные знатоки.

Сейчас все разговоры – сколько что в дьюти-фри стоит, где спа-процедуры лучше, куда на экскурсию податься, чтобы не напряжно и хоть что-то увидеть. То ли люди не хотят себя грузить на отдыхе разными мировыми проблемами, то ли реально привыкают жить животными интересами и не оглядываться вокруг себя.

Может, я в другие отели стал ездить, или же народ угомонился, но гораздо меньше стало курортных романов и безумных загулов. Раньше девки толпами ездили в любые отели в Турцию, чтобы найти там на недельку ласкового и нежного янычара. Ходили, сверкали глазами, расхватывали даже персонал в отелях. Сейчас как-то это уже не модно.

Правда, вечером, на автобусе, когда забирали людей из соседнего отеля, чуть не опоздали на самолёт. Две мясистые блондинки не могли оторваться от своих турчат, которым клялись в вечной верности – аж до самой Москвы. Сопровождающий с трудом прекратил эту романтическую сцену и запихал их в автобус.

В моём отеле ходила и вязалась к мужикам томная тётка. От неё все шарахались – народ собрался тихий и степенный. Не найдя себе воздыхателя, она таскала принародно за кудри аниматора, что-то ласково ему втолковывая, а он вежливо улыбался, искоса оглядываясь, куда бы свинтить и не пора ли делать ноги . Но таких тёток ведь везде полно. Ведь тётки они и есть тётки…

Наши и не наши

Украинские братья-небратья – ну куда же без них! Выглядим мы одинаково, говорим в большинстве своем на одном языке, потому, понятное дело, нас запихивают в одни и те же экскурсионные автобусы. В которых пригрелись ещё белорусы, молдаване и казахи.

Ну что тут сказать – майдан стучит в их сердцах. Если кто-то есть постоянно всем недовольный – это незалеженец.

Он будет полчаса просить водителя открыть заднюю дверь потому что ему там входить удобнее, хотя пройти туда всего два метра. Он постоянно будет корчить лицо при осмотре любых достопримечательностей – мол, лучше видали. Он постоянно обделён и борется за свои попранные права.

Дегустация в подвальчике турецкого вина. Надо сказать,
вино в Турции не шибко хорошее и сильно дорогое, хотя есть экзотичное – типа ежевичного. Но подвальчики есть, куда возят туристов. Там выкладывают марочные вина. Разливают. Мы пробуем и киваем важно – хорошо, изумительно, просто потрясающе.

- Ну как вино? – спрашивает менеджер.

- Да все на один вкус, - объявляет гарная дивчина с Житомира.

Менеджер смущается и начинает оправдываться:

- Ну вообще, если по науке, нужно после каждой пробы выпивать воды и ждать.

- Так чаго же не наливаете, а? – требовательно буравит его глазами девица.

На фоне этой эпической баталии за рюмку дегустационно чистого вина сидим и не отсвечиваем тихонько мы – белорусы и русские. Только со вздохом пожимаем плечами – ну зачем оно нужно, это выяснение отношений?

Просто мы чётко знаем, что это представление. Нас привезли сюда, чтобы впарить нам бутылку вина и получить с нас хоть какие-то денежки. Мы делаем вид, что страшно заинтересованы, и не прочь попробовать экзотического вина. Мы не боремся, не качаем права. Мы принимаем правила игры и довольны этим. Мы не готовы становиться на баррикады из-за одной рюмки.

А они готовы. Я сперва думал, что
Майдан – это просто буйное помешательство маргинальных слоёв населения. Но постепенно стало доходить, что он все же основан на каких-то глубинных смыслах неспокойной украинской души. Вечная борьба – хочу, шоб по моему было, хочу того, хочу сего, при этом не сооборазуясь особо с реалиями
подлунного мира. Хочу, подай – и все. Потому что они свободны. А мы, русские и белорусские рабы,
сидим тихо и не квакаем.

Думаю, причина их бед, а наших побед именно в этом. Мы гораздо более социализированы. Мы не привыкли свои хотелки и недовольство выплёскивать наружу по любому поводу, из-за этого возникает иллюзия некоторой забитости и нас, и тех же белорусов. То ли дело майданутые – все загрести себе, устроить мир по своим хотелкам и балдеть на вершине своего величия и свободы. Вот только по хотелкам у них никогда не получается…

А вообще, конечно, публика с Украины странная. Две тётки плачутся:

- Цены в Киеве как в Москве. А получаем по десять-двадцать тысяч рублей на ваши. Ну что за жизнь?

Тут у меня начинает сбоить внутренний
калькулятор. Я все никак не могу осознать, как получая десять тысяч и живя по московским ценам можно не только выжить, но и шататься по фешенебельным курортам и платить ползарплаты за экскурсию? Ну, там страна Дураков. И кинутые в почву золотые порой взрастают денежными деревьями.

Дети

Маленькие дети, конечно, милы, трогательны, забавны. У них огромные выразительные глаза и заразительный смех. Мы их любим, понятное дело.

Но когда куча детей собирается вместе… Ох…

Визг и писк начинается в самолёте. Потому что самолет на Турцию забит парочками с детьми от нуля до четырнадцати лет. Притом ближе к нулю – их больше.

Какая-то в последнее время идиотская тенденция пошла – возить грудных детей на отдых за границу. Не знаю, что родителям говорят врачи и дедушки с бабушками, но катят те с мелкими своими продолжениями на моря толпами. Дети там нередко перегреваются, болеют, капризничают, подвергаются перемене давления. И орут, орут, орут.

Куча детей – это стадо павианов. Они все время прыгают, возятся, и визжат. Так что вскоре начинаешь себя ощущать как в джунглях.

При этом этот визг не лишён определённой логики. В одном конце начинает визжать один грудничок. На другом ему начинает вторить другой – крики совершенно животные и намекающие если не на верность теории Дарвина, то на обоснованность постулата о происхождении человека от обезьян. Потом включаются в хор более взрослые. И через минуту в салоне царит настоящий ад. Уши затыкать бесполезно – все равно пробьют.

Родителям все пофигу, и на всех пофигу. Пошла мода позволять своим чадам делать всё, что они захотят. Это трансформация безумной идеи, что ребёнок точно такой же человек, как взрослый, и все его права и капризы надо жутко уважать, а шлепок по заднице – это преступление, которое должно караться расстрелом.

В отеле то же самое – они все визжат, бегают и орут.

Конечно, взрослым спокойным людям в таком гвалте приходится достаточно тяжело. В моем отеле, слава Богу, всех этих крикунов согнали под охрану на детской площадке, как в концлагере, и кормили поп-корном, яблоками в сахаре и много чем другим. Но те, у кого окна выходили на неё – уж лучше бы им дома оставаться.

Хотя, конечно, на детей смотреть интересно. Немецкие какие-то слегка закомплексованные, озираются на всех и, похоже, мечтают сорваться с крючка. Арабские просто безумны – визжат, кричат, топают ногами, бросаются едой. Особенно если это мальчики, им позволяют все, потому что родители тоже будто с ветки спустились. Самое потрясающее – индусская семья. Во главе стола сидит седой бабай
в чалме. Семья у него огромная. И по старшинству все сидят от него по правую и левую руку. Последней тихо как мышь сидит клопина лет пяти и вопросительно смотрит на родителей и дедушку. По одному мановению их руки меччется за тарелками, салфетками - в общем, работает.

Турецкие дети в принципе спокойные, хотя иногда и капризные, но в них проглядывает какой-то янычарский взор, так что не по себе становится.

Ну а наши – беспокойные исследователи. Им нужно везде залезть и все узнать, при возможности разнести все, что можно.

Анекдотично выглядит. Компашка – от пяти до девяти. Самый старший, долговязый предводитель,
понукает:

- Вы чего, дебилы! На рецепшен идём смотреть. На рецепшен, болваны!

И «болваны» валят куда-то по очень интересному делу.

Выглядит, конечно, смешно, но нужно тщательнее выбирать отели, обращая внимание на те, где написано «без детей». Это значит, там тихо,
в фойе чинно сидят немцы, режутся в карты, и никто не визжит диким голосом.

Информационная изоляция

Приезжая на отдых, я огромным усилием воли откладываю подальше пульт от телевизора и использую айфон только для разговоров с Россией.

День - ломка. А потом понимаешь, какое же счастье иногда бывает –
информационная изоляция.

Дома ты с напряжением смотришь, какие военные и политические баталии разворачиваются. Весь ты в напряге, потому что порой ситуация меняется резко. Ты вроде и соучастник событий, во всяком случае, нервов тратишь столько же, сколько и прямые участники. Здоровье подтачивается. Руки трясутся.

А через некоторое время понимаешь, что все вырулило как надо, и ты зря беспокоился. Но тут уже подкатывают другие события.

И ты постоянно в каком-то нервическом сопереживании всему и вся.

А в изоляции начинаешь понимать, что время течёт. Его волны смывают как фигуры из песка на пляже и былинных героев, и целые цивилизации. Не говоря уж о сиюминутных человеческих страстях и переживаниях.

И что все сущее - это для нас больше фон, способ отточить какие-то грани наших души, которые только и есть вечны в этом мире.

Их доллары ну прям как наши баксы

- Ты вывозишь за рубеж валюту! – любит наезжать на меня мой друг – государственник до мозга костей и крупный чиновник. – Ты кормишь иностранцев, а не нашего производителя!

И я бы даж6е мог с ним согласиться. Тем более, данную точку зрения поддерживают очень многие, даже в интернет-дискуссиях. Только есть нюансы.

На фига государству валюта, если её тратить в принципе не на что? Если бы мы распродавали наши богатства за тугрики, на которые строили бы заводы и пароходы – это понятно. Но таких программ что-то нет. А деньги эти в свободном обороте, так что даже если расплачиваться баксами в Анапе, рано или поздно они окажутся у крупных наших барыг и будут потрачены на предметы роскоши или апартаменты в США.

Да и как-то совесть меня не гложет, что деньги я трачу на тех же турецких работяг сферы отдыха, а не на наших курортных деятелей, смотрящих на тебя, как на потенциальную жертву их жадности
и нахальства. Каюсь, к жителям курортных наших мест я никогда не испытывал симпатии – очень уж у них рефлекс стяжательства развит. Хотя, наверное, они на всей Земле такие.

Кстати, с этим курсом доллара, как мне кажется, наши государевы люди перемудрили. Не знаю, как он сказывается на росте или падении экономики. Но наши люди за рубежом все больше становятся похожи на туристов времён СССР, для которых каждый бакс был на вес золота. Когда киргизский гастарбайтер получает больше в баксах, чем квалифицированный специалист с Урала – это выглядит довольно унизительно. Понятно, что играть на чужом поле как на своём мы не можем – а вся эта мировая валютная система для нас поле явно не родное. Но и только так встряхивать население тоже не совсем хорошо.

Ворчание по поводу

Не могу отделаться от сравнения –
вся эта мировая отельная система жутко напоминает Остров дураков из «Незнайки на Луне». Туда свозят коротышек, развлекают их всячески, катают на каруселях, а те от зловредного воздуха обрастают шерстью, превращаются в баранов, и их стригут.

Вообще, все эти отели – суть воплощение на Земле представлений о протестантском рае. Колбасы – о-о, молока – у-у. Всего вдоволь. Ничего не делаешь, за тобой убирают, тебя веселят, с тебя сдувают пылинки. И это награда за то, что в прежней жизни (офисной) ты добросовестно работал и зарабатывал себе денежки.

Если посмотреть на тенденции развития человечества с моей точки зрения писателя-фантаста, то примерно такой же рай установится лет через сто на большей части Земли и практически для всех. Работать по большей части будут роботы, которых сегодня заменяет прислуга из Средней Азии. И всего будет дофига и больше. И что станется с нами тогда?

Такое времяпровождение влечёт определённые последствия. Во-первых, жир проникает не только в живот, но и в голову. Становится лениво думать и переживать, бороться и искать, найти и не сдаваться. Ведь все и так просто отлично. И хочется, чтобы это тянулось бесконечно.

Весь остальной мир будто отделяется от тебя толстым стеклом. Плевать на войны, политику, передряги. На основной вопрос философии и на освоение Венеры. Нас и здесь неплохо кормят.

Интересы у тебя сводятся к тому, где как вкуснее пожрать и где что купить. По большому счету,
происходит воспитание и селекция нового вида человека – Хомо Отдыхающего.

Мировоззрение сужается. Вообще, в советских домах отдыха была традиция – хоть какие-то лекции читать. Не шибко уважаемый мной Эльдар Рязанов, апологет прожигания жизни в суровых условиях СССР и защитник обиженных и алкоголиков, в своё время в «Карнавальной ночи» вывел образ лектора, который не даёт людям развлекаться, навязывая лекцию о жизни на Марсе. Тогда это нами воспринималось
как борьба прогрессивного (то есть пьянства и гульбария) против заскорузлого и догматичного – каких-то там лекций. А сегодня мне кажется, что в таких вот обителях расслабления неплохо бы и встряхивать людней подобными мероприятиями. Какие-нибудь выступления о проблемах Вселенной, развивающие фильмы. Ну, дабы приостановить схлопывание личного горизонта полноценного индивидуума в узкий угол зрения жирного обывателя.

Вообще, человечество в таких условиях деградирует за одно поколение. Валяние на пляжу и пожирание халявных шашлыков – это, конечно, хорошо и приятно. Но при одном условии: когда этому предшествовали замерзание на Севере у заглохшей машины,
броски с десантных вертолётов, эксперименты на ускорителях, написание книг и симфоний. То есть -
жёсткая настоящая жизнь. Между тем офисное существование таких встрясок не даёт, офис и отель – это продолжение и дополнение друг друга. Ненапряжная бестолковая работа и бессмысленный релакс.

Капитализм, или что ему идёт на смену, рано или поздно получит новые источники энергии, справится с материальным вопросом насыщения всех и всем. Но это тупик. Нужны какие-то цели, может даже и недостижимые, полёт духа. А Хомо Жрущий и Хомо Отдыхающий на полёт не способен. И преодолеем ли мы этот тупик – пока неясно…

Ну а вообще – море, сосны и горы – это непередаваемо…




Смотрите также: 





Также рекомендуем:

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх © 2013 Copyright. enewz.ru
При копировании материалов используйте ссылку на наш сайт