Реклама

Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое
 
» » Грязная буря: анатомия украинской «революции»
0

Грязная буря: анатомия украинской «революции»




Грязная буря: анатомия украинской «революции»


Шок, который, судя по социальным сетям, переживают украинцы из-за деклараций об имуществе и доходах, представленных депутатами и чиновниками, является важным уроком для нас, в России.



Как сказал в свое время Александр Музычко, «Умный учится на чужих ошибках, дурак — на своих, а идиот — никогда».



Украина — это место, где все чаяния прогрессивной интеллигенции полностью сбылись, витрина победившей демократии, лаборатория революции, страна, максимально похожая на Россию — где все прекрасные теории, которые нам проповедовали и продолжают проповедовать, прошли проверку на практике.



В декларациях украинских политиков указаны дорогие виллы, земельные участки, коллекции вин, музейного холодного оружия и предметов антиквариата — и, что особенно интересно, огромные суммы наличными.



Само по себе имущественное неравенство было бы воспринято как неизбежность — но проблема в динамике. Значительная часть людей, о которых идет речь, чрезвычайно обогатились в то самое время, когда абсолютное большинство их соотечественников жестоко обнищали, буквально подтвердив поговорку «Кому война — а кому мать родна».



У «революции достоинства» оказались несомненные выгодополучатели — но их круг оказался весьма узким.



Например, секретарь Совета нацбезопасности и обороны Украины Александр Турчинов задекларировал 758 тыс. долларов в банках и 735 тыс. долларов наличными, 27 старинных церковных книг и 12 картин. Откуда он взял все эти деньги, не будучи бизнесменом — неясно.



Впрочем, это неясно и в отношении многих других лиц. Огромные суммы наличных денег, как отмечает, например, ВВС, говорят о глубоком недоверии к украинской банковской системе, впрочем, вполне обоснованном.



В украинских социальных сетях эти известия были встречены с глубокой горечью.



Пока патриоты добровольно отдавали последнее — а все остальные лишались последнего недобровольно — лидеры и слуги нации набивали свои карманы. Пока самая бедная страна Европы становилась еще беднее, они становились весьма богаты.



Нельзя сказать, что все это неожиданно.



Только кура-дура от себя гребет, а украинские чиновники и политики отнюдь не куры, а птицы совсем другого полета, и предвидеть, что среди героев Майдана, а также АТО явятся люди оборотистые, которые сумеют монетизировать свой политический успех, было нетрудно. Как нетрудно было предвидеть, что люди, имевшие богатство и власть до революции, превосходно воспользуются ей, чтобы приумножить то и другое.



Такова уж падшая человеческая природа.



Люди, будь то в России, на Украине, в Америке или где угодно, склонны проявлять эгоизм и алчность и преследовать прежде всего свои личные интересы. Если возникает ситуация, когда эти личные интересы противоречат интересам общества в целом — обществу придется потерпеть, пока каждый будет заботиться о себе.



Революция — как ее ни назови, хоть «антикоррупционной», хоть «революцией достоинства», хоть как угодно еще — именно такую ситуацию и создает.



В стабильном обществе намного выгоднее вести себя честно — беречь репутацию надежного, старательного, уравновешенного человека, выстраивать отношения доверия с другими людьми, медленно и старательно подниматься по корпоративной или политической лестнице. Революция все это ломает.



Люди, которые десятилетиями добросовестно трудились, остаются ни с чем. Утешаться тем, что толковые специалисты будут востребованы при любом режиме, можно только до революции — потому что после нее становится ясно, что это не так.



Востребованными — и щедро награжденными — оказываются жулики и психопаты.



Стабильность медленно поднимает наверх честных и усердных; революция стремительно выносит на поверхность людей с, как говорят психиатры, пониженным уровнем тревожности. Способных воодушевляюще лгать и не выражать ни малейшего беспокойства, даже если их прямо разоблачают; обрекать других на лишения, страдания и смерть, не испытывая при этом ни капли внутреннего дискомфорта; чувствовать настроения других людей — и масс — и использовать их в своих целях.



Революция — их стихия, их время, их возможность преуспеть. И они преуспевают.



Революция сильно портит характер — и отдельных людей, и обществ. Она не может не приводить к общему ухудшению нравов — как мы сами это видели в начале 1990-х.
Эта грустная (и, можно сказать, гнусная) реальность, конечно, прямо противоположна вере в революцию как в силу очищающую и возвышающую — и это одна из причин, по которой горечь, которую украинцы выражают в сетях, является такой острой.



Это боль преданной веры — не случайно наиболее резко реагируют именно горячие адепты Майдана, которые, например, уповают на то, что «США и ФБР посадят в стойло каждую украинскую гниду, которая считает себя политиком».



Революционное и патриотическое воодушевление подобно сильному опьянению.



Пьяному кажется, что он силен и ловок, красноречив и вообще прекрасен — хотя в действительности дело обстоит ровно наоборот. Проснувшись, он обнаруживает, что его бумажник, часы и телефон оказались у кого-то, кто был совершенно трезв.



Революция может казаться очищающей бурей — но на самом деле это буря, только поднимающая ил и грязь.



Мы видели множество примеров этого — но, увы, люди склонны настолько упорно игнорировать уроки истории (в том числе текущей), что никогда не лишне обратить на них внимание.



Сергей Худиев


Источник

Смотрите также: 





Также рекомендуем:

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх © 2013 Copyright. enewz.ru
При копировании материалов используйте ссылку на наш сайт