Партнёры
Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое
0

«Чёрная метка» ваххабитам: что привозил в Москву саудовский король?


«Чёрная метка» ваххабитам: что привозил в Москву саудовский король?

Первый в истории России визит короля Саудовской Аравии в Москву ознаменовался не только огромными оружейными контрактами, в число которых входит и продажа Эр-Рияду ракетных комплексов С-400. Гораздо менее замеченной осталась прошедшая 7 октября в саудовском посольстве встреча короля с лидерами российских мусульман, посвящённая борьбе с экстремизмом и терроризмом.


Встречу эту сложно назвать протокольной, потому что, во-первых, 5 октября российские муфтии даже более широким составом приняли участие в государственном обеде в Кремле в честь высокого иностранного гостя.


Во-вторых, как подчёркивается в опубликованной информации, встреча вечером в субботу прошла по инициативе саудовской стороны.


Что стало темой обсуждения, упомянуто предельно кратко, но ясно: «В ходе встречи король подчеркнул высокую значимость сотрудничества и диалога между представителями разных религий и культур для укрепления принципов взаимного прощения, борьбы с крайностями и экстремизмом и достижения безопасности и мира во всём мире».


Более ясно сказано в предварительном анонсе на сайте Духовного управления мусульман Крыма: «В рамках визита короля Сальмана запланированы его встречи с представителями мусульманского духовенства России, в ходе которых речь пойдёт, в частности, о взаимном обмене опытом в сфере противодействия религиозному экстремизму… Представители российского и аравийского духовенства также обсудят вопросы взаимодействия в сфере образования, воспитания молодёжи, а также поиска путей по предотвращению усиления радикальных исламских группировок».


Стоит напомнить, что король Саудовской Аравии носит высокий титул хранителя двух святынь, двух священных мечетей в Мекке и Медине. Таким образом, он имеет самое непосредственное отношение к религии, как, например, носивший официальный статус защитника веры монарх Британской империи или даже главы Церкви — в Российской империи.


Стоит указать, что 8 октября на встрече с представителями российских СМИ глава МИД Саудовской Аравии также заявил об усилиях его страны в борьбе с нетрадиционным и радикальным исламом: «Мы не позволим никому распространять идеологию ненависти, финансировать эту идеологию или терроризм. Мы очень строги в этом отношении: мы отстранили несколько тысяч имамов из мечетей за экстремизм, мы модернизируем нашу систему образования, чтобы исключить возможность неверного понимания текстов».


Проблема эта вполне реальна: не так давно достоянием гласности стало похищение с последующим требованием огромного выкупа членов королевской саудовской семьи представителями действующих в Сирии бандформирований. Внутри королевства также не всё спокойно: каждый год вскрываются террористические заговоры исламистов, опирающиеся на проповеди радикальных имамов в мечетях. Если раньше казалось, что радикалы могут стать удобным инструментом для смены режимов в других странах (от Афганистана до Сирии), то затем террористы стали угрозой и для династии Ас-Саудов.


Интересны и акценты в отношении встречи, расставленные саудовской стороной. Само сообщение о ней в подаче официального Saudi Press Agency (SPA) звучит так: «Хранитель двух исламских святынь принял Верховного муфтия России, главу ЦДУМ и нескольких видных российских мусульманских деятелей». В свою очередь, «от имени исламских деятелей России по праву старшинства» единственную речь произнёс именно Талгат Таджуддин, сидевший рядом с королём. Именно лидера этого федерального исламского объединения хранитель двух святынь признал равноправной стороной в диалоге.


Стоит отметить, что таджуддиновское ЦДУМ хотя и старейший муфтият, но не является аналогичным РПЦ монополистом в своей духовной сфере. В европейской и азиатской части России также с 1994 года действует ДУМ РФ Равиля Гайнутдина. Примечательно, что накануне приезда короля в Москву муфтий Гайнутдин дал интервью Первому информационному телеканалу Саудовской Аравии, где представился лидером российских мусульман. Очевидно, он также претендовал на то, чтобы представлять умму России на встрече с королём. Почему этого не случилось?


Бывший в 2013–2016 годах первым заместителем муфтия Татарстана Рустам Батров, ныне близкий к Гайнутдину, обрушился 8 октября в «Фейсбуке» с резкими упреками на саудовского короля: «Посещение т.н. служителем двух святынь и по совместительству королём КСА МГИМО и непосещение им единоверцев в мечети красноречиво говорит о приоритетах саудийского короля. Нам чётко дали понять: мы в его приоритеты не входим. Единственным из российских муфтиев, кто в этой ситуации публичного плевка встал на защиту чести и достоинства российских мусульман, оказался Равиль Гайнутдин, который в ответ отказался принимать участие в приёме короля, устроенном им в субботу отдельно для муфтиев. Остальные же поехали с ним фоткаться. Причём поехали именно те, кто год назад принимал «грозненскую фетву». Как говорится, и смех, и грех».


В последнем моменте и может содержаться разгадка. Напомним, что на прошедшей 25–27 августа 2016 года в Грозном Всемирной исламской конференцией была принята фетва (богословское заключение) с осуждением исламских радикалов (ИГИЛ, салафитов или ваххабитов, «Хизб ут-Тахрир», «Братьев-мусульман») и обращение к президенту России с призывом вести с ними жёсткую борьбу. После этого муфтий Гайнутдин и сопредседатель СМР саратовский муфтий Мукаддас Бибарсов обрушились с критикой на «грозненскую фетву», пытаясь под разными предлогами убедить всех в её нелегитимности и ненужности её выполнять. Это вызвало резкий ответ муфтия Чечни в адрес Гайнутдина: «Невольно создаётся впечатление, что вы и возглавляемый вами Совет муфтиев России занимаетесь потворством радикализму и ваххабизму в нашей стране».


В Саудовской Аравии это скорее всего заметили. И сделали выводы, только иные, нежели на которые намекает Батров и другие противники «грозненской фетвы». В этом созданном некогда ваххабитами королевстве наметились заметные изменения в вероучении — в июле 2016 года вице-спикер Консультативного совета королевства Мухаммад аль-Жефри заявил в Европарламенте: «Религиозных ценностей, которые принято называть ваххабизмом, у нас в стране нет». А в конце того же года в Саудовской Аравии впервые провели на государственном уровне Мавлид, рождество пророка Мухаммеда, — праздник, который салафиты резко отвергают как «нововведение». И защищать ваххабизм в России, как это было в 1990–2000-е годы, обжегшиеся на нём у себя дома арабы больше не намерены.


По неподтверждённой информации, во время визита короля муфтий Гайнутдин настаивал на личной встрече с ним, но получил отказ. В свою очередь, нежелание саудовского короля посещать главную мечеть России могло быть связано именно с её принадлежностью к Гайнутдину и нежеланием монарха встречаться с этим муфтием.


Таким образом, саудовская сторона сделала ставку на диалог исключительно с муфтиями, ранее показавшими себя последовательными борцами с исламским радикализмом. Для нашей страны, регулярно сталкивающейся с его проявлениями и на Северном Кавказе, и в Поволжье, и в Сибири, и в Москве, такая позиция хранителя двух святынь может стать достаточно ценным подспорьем в идеологической борьбе с терроризмом.(



Смотрите также: 





Также рекомендуем:

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх © 2013 Copyright. enewz.ru
При копировании материалов с сайта, ссылка на источник обязательна!