Партнёры
Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое
0

Российский флот теперь знают не только в Европе


Российский флот теперь знают не только в Европе

В прошлом году для российского флота была характерна гиперактивная демонстрация флага. Это не блажь, а важная составная часть внешней политики влиятельного государства. И наш флот справляется с поставленной перед ним задачей более чем достойно – это тот случай, когда факты говорят сами за себя.


Кому-то может показаться, что военно-морское присутствие России в Мировом океане, демонстрация флага, визиты военных кораблей и судов в порты иностранных государств – это какой-то цирк, суета, блажь адмиралов и пустая трата народных денег. Однако подобная точка зрения, свойственная прежде всего людям с «социальным» и сухопутным складом мышления, весьма далека от действительности. Именно поэтому перечисленные задачи ВМФ фигурируют в утвержденных недавно Основах государственной политики в области военно-морской деятельности на период до 2030 года.


Удивительно, но за 600 лет, прошедших с начала эпохи Великих географических открытий, в рассматриваемом вопросе почти ничего не изменилось. Для того чтобы произвести должное впечатление на коренное население удалённых территорий с последующей их колонизацией (в прежние времена) или налаживанием партнёрских отношений (в наши дни), необходимо продемонстрировать свой технический уровень и способность доставлять его плоды на большие расстояния. В XV веке достаточно убедительным демонстрационным материалом были ощетинившиеся пушками каравеллы и каракки, сегодня – неизмеримо более мощные, но почти столь же неторопливые крейсеры, эсминцы и прочие боевые корабли основных классов.


Разумеется, прогресс не стоит на месте, и современные стратегические бомбардировщики способны совершать перелёты на иностранные аэродромы, расположенные за многие тысячи километров от аэродромов базирования (примером тому визиты Ту-160 в Венесуэлу и Ту-95МС в Индонезию). Но для этого необходимы доверительные отношения, ибо не каждая страна согласится впустить в своё воздушное пространство и на свою авиабазу чужих «стратегов». При этом у другой стороны рисков ещё больше. Во-первых, «стратеги», предназначенные для применения оружия вне зоны чужой ПВО, при входе в такую зону становятся практически беззащитными. Во-вторых, на борту Ту-160 или Ту-95 невозможно разместить группу антитеррора, в результате чего безопасность особо важного объекта перепоручается караульной службе иностранной авиабазы.


Базирование на военном аэродроме также подразумевает ограниченную публичность визита, тогда как визиты в иностранный порт боевых кораблей под российским флагом имеют возможность наблюдать множество людей – яхтсмены, горожане, туристы, корреспонденты, шипспоттеры, моряки. Как правило, организуется свободное посещение кораблей всеми желающими, на борт поднимаются представители военно-морского командования принимающей стороны, военные и военно-морские атташе других стран, иногда главы государств. При заходе в базу иностранных ВМС с экипажем корабля – хозяина визита устраиваются спортивные состязания и обмен посещениями. Наконец, во время захода приморский город наводняется моряками в российской военной форме (на БПК пр. 1155 около 290 человек, на РКР пр. 1164 – 480), которые делают покупки, осматривают достопримечательности и демонстрируют флаг России, красующийся у них на шевроне на левом рукаве в 8 сантиметрах от плечевого шва.


Важность достойной демонстрации флага в чужом порту, на переходе морем или в любой другой форме трудно переоценить, поскольку по отдельно взятому кораблю иностранцы судят о стране, которой он принадлежит. Военные моряки хорошо понимают значимость представительской функции ВМФ, о чём говорит интервью заместителя командующего Приморской флотилией разнородных сил ТОФ, контр-адмирала Эдуарда Михайлова, данное им на борту БПК «Адмирал Пантелеев» в Шанхае.


Боевые службы


Обратимся к статистике. В 2017 году 22 боевых надводных корабля основных классов ВМФ России выполнили 34 боевых службы (дальних похода), включая те, которые были начаты в 2016-м и не закончены к новому 2018-му. При этом на долю СКР «Адмирал Григорович» приходится четыре боевых службы, корвета «Бойкий – три (оба относятся к числу немногих наших новостроев), БПК «Североморск», новых СКР «Адмирал Эссен», корвета «Сообразительный» и других – по две. Суммарное время пребывания вдали от своих берегов составило 1920 суток – в среднем около двух месяцев на одну боевую службу и трех месяцев на один корабль.


Лидером 2017 года является БПК «Североморск» (212 суток), который находился в охранении «Кузнецова» на переходе и в течение всей боевой работы авианосной группы у берегов Сирии, совершил уникальную африканскую «кругосветку» (по часовой стрелке, от Лимасола до Лимасола через Суэцкий канал, сделав небольшой крюк до Карачи, чтобы поучаствовать в международных учениях AMAN 2017 и пощекотать нервы некоторым нервным соучастникам – американцам, англичанам, австралийцам), и, наконец, возглавил 6-й арктический поход надводных сил СФ. За ним следуют сторожевики «Адмирал Григорович» и «Адмирал Эссен», корветы «Бойкий» и «Сообразительный», записавшие на свой счёт от 169 до 102 суток (столь активное использование кораблей новых проектов не может не радовать).


Данные по количеству пройденных миль отсутствуют, так как Минобороны сообщает об этом не всегда, а морской путь, посчитанный по известным точкам пребывания корабля (отряда), в разы отличается от реального. Впрочем, если один «Варяг» за 74 суток своего «круиза» по АТР (менее 4% от общей наплаванности) прошёл половину длины экватора, легко представить, сколько «экваторов» записал на свой счёт ВМФ России в минувшем году только в дальних походах (12,5).


Шестой арктический поход отряда кораблей и судов СФ, казалось бы, не подпадает под определение «демонстрация флага» – эта боевая служба проходила в наших терводах и исключительной экономической зоне, её не могли наблюдать воочию иностранные подданные. Однако мы живём в эпоху информационных технологий, и наш флаг над безлюдными просторами Арктики был хорошо виден между строк сообщений СМИ, в фото- и видеорепортажах, а значит, его демонстрация всё-таки была.


Визиты доброй воли


В современном русском военно-морском лексиконе есть два наиболее употребительных термина, обозначающих факт посещения военным кораблём иностранного порта – «неофициальный визит» (в отличие от жёстко запротоколированного «официального») и «деловой заход», который выполняется для пополнения запасов топлива, воды, провизии и отдыха личного состава. На языке международного общения, коим всё ещё является английский, подобные мероприятия принято называть более поэтично – «визитами доброй воли» (goodwill visits).


В минувшем году боевые надводные корабли основных классов (БНК ОК) ВМФ России совершили 46 визитов и заходов в 28 портов 27 иностранных государств: Анголы, Брунея, Вьетнама, Греции, Джибути, Египта, Индонезии, Кабо-Верде, Камбоджи, Кипра, Китая, Ливии (заход в терводы), Мозамбика, Мьянмы, Намибии, Омана, Пакистана, Португалии, Сейшельских островов, Сингапура, Таиланда, Танзании, Филиппин, Экваториальной Гвинеи, Южной Кореи, ЮАР, Японии.


Несмотря на явно недружественные отношения со странами западного мира, в перечне можно видеть членов НАТО Грецию и Португалию, евросоюзный Кипр и проамериканских Японию и Южную Корею. Девять других стран относятся к Азиатско-Тихоокеанскому региону, остальные 13 – к Африке, Ближнему Востоку (Оман) и Южной Азии (Пакистан). Такая география визитов и заходов красноречиво говорит о том, с какими регионами мира Россия намерена выстраивать экономические и военно-политические отношения в ближайшем будущем – и это не Запад.


Абсолютным рекордсменом по числу посещённых стран является БПК «Североморск» (12), который по праву заслуживает титул «Лучший боевой надводный корабль 2017 года». За ним следуют ГРКР «Варяг» (7), БПК «Адмирал Пантелеев» (7) и «Вице-адмирал Кулаков» (4). По проектам с большим отрывом лидируют «рабочие лошадки» нашего военного флота – БПК пр. 1155 (28 визитов и заходов в 22 страны).


Статистика числа заходов в иностранные порты, которую озвучивает пресс-служба Минобороны, может отличаться от приведённой в настоящей статье по причине включения в неё не только БНК ОК, но и морских судов обеспечения (например, океанографа «Адмирал Владимирский» и танкера «Кола»).


Дополнительные возможности


Помимо традиционного, наиболее эффективного и эффектного способа демонстрации флага есть и другие, без упоминания о которых картина внешнеполитической деятельности ВМФ России в 2017 году была бы неполной.


1. Прекрасную возможность для демонстрации флага предоставляют Ла-Манш, Гибралтарский пролив, Малаккский и Суэцкий каналы с их интенсивным движением судов со всего мира, и проход любым из них вполне может быть приравнен к визиту в иностранный порт. Из-за того, что страны Запада уделяют повышенное внимание всем перемещениям БНК ВМФ России, большинство таких проходов (в 2017 году их было 34) становится достоянием СМИ и соцсетей. Кроме того, БНК ОК совершили 64 прохода локальными проливами (58 – Черноморскими и 6 – Балтийскими), причём эти проходы посчитаны парами – по причине их «локальности» и малого срока между «туда» и «обратно» (8–17 суток). В данную группу входят короткие БС (грузовые рейсы по маршруту Новороссийск – Тартус) больших десантных кораблей, не учтённые в «боевых службах».


2. Участие наших кораблей в международных военно-морских учениях во время дальних походов нет смысла рассматривать отдельно, так как присутствие демонстрируется самим фактом прибытия в страну – хозяйку учений. Однако всё чаще Россия сама выступает страной – хозяйкой МВМУ. В 2017 году их было шесть: два этапа «Морского взаимодействия» на Балтике и на Дальнем Востоке с китайцами, конкурс «Кубок моря» (АрМИ) с ними же у берегов Приморья, «Запад-2017» с белорусами при активном участии кораблей БФ, «Индра» с ВМС Индии и «Сарекс» с ВМС Японии (два последних – в Японском море). За всеми перечисленными учениями (особенно на Балтике) пристально наблюдали военно-морские разведки и СМИ США и стран НАТО, поэтому факт демонстрации флага здесь очевиден.


3. Помимо выполнения задач боевой службы БНК ВМФ России приходится совершать межфлотские переходы (МФП) к месту постоянного базирования, проведения испытаний или морских парадов. Ставшие уже привычными МФП только что построенных кораблей с Балтики на ЧФ в обязательном порядке совмещаются с БС в Средиземном море с проходами Ла-Манша, Гибралтара и Босфора-Дарданелл, а переходы БДК СФ и БФ для участия в «Сирийском экспрессе» и обратно по определению являются этапами боевой службы с проходами тех же самых проливов. МФП в чистом виде в минувшем году было девять – пять БНК Северного флота на парад в Кронштадте и обратно и четыре ещё не переданного заказчику «Горшкова» по маршруту Северная верфь – Североморск (на госиспытания) и обратно (для устранения замечаний). В данном случае корабли также демонстрировали флаг нашим западным коллегам – в Норвежском и Северном морях, в Балтийских проливах и на Балтике. Межбазовый переход был один – арктический поход СФ, в ходе которого два корабля дошли до Диксона и Дудинки, а два других – до Новосибирских островов.


4. Международные выставки продукции военно-морского назначения, регулярно проводимые в России, можно назвать «визитами в иностранные порты наоборот», поскольку в случае участия в них БНК ОК корабли эти демонстрируют флаг, не отходя от родного причала, а наблюдатели, напротив, съезжаются со всей планеты, чтобы увидеть их «вживую». В 2017 году на трёх мероприятиях (МВМС в СПб, МВТФ «Армия-2017» в СПб и Владивостоке и условно включённом в данную группу ВЭФ-2017 во Владивостоке) были представлены четыре корабля: ещё не завершивший госиспытания своего ЗРК «Адмирал Макаров» и строевые «Стойкий», «Сообразительный» и «Совершенный».


5. Главный военно-морской парад в Санкт-Петербурге и Кронштадте в День ВМФ (впервые с 300-летия российского флота в 1996-м), а также парады во Владивостоке и Севастополе тоже похожи на «визиты наоборот» по причине их доступности для туристов из-за рубежа и корреспондентов иностранных СМИ. Мероприятия в Североморске, Балтийске и Тартусе (закрытых ВМБ и ПМТО) носили камерный характер, но также широко освещались в прессе и, надо полагать, прошли в присутствии зарубежных военных атташе. В общей сложности на рейдах семи приморских городов на бочках и на ходу можно было наблюдать 31 БНК ОК, три из которых ещё не были переданы ВМФ («Горшков», Макаров» и «Грен»), а два находились в резерве.


Впечатляющий результат малыми силами


Таким образом, в минувшем году на 40 боевых надводных кораблей основных классов ВМФ России (37 строевых и 35 боеготовых) приходится 207 фактов демонстрации флага тем или иным способом: 46 визитов и заходов в иностранные порты, 34 прохода проливами и каналами мирового значения, 64 прохода проливами локального значения по минимуму и 120 по максимуму (с учётом двойных проходов во время одной БС), 14 фактов участия в международных военно-морских учениях, 13 межфлотских и межбазовых переходов, 5 фактов участия в международных выставках и форумах и 31 – в морских парадах.


С учётом того, что 40 БНК ОК, принимавших участие в демонстрации флага в 2017 году (подлодки по понятным причинам остаются за кадром), составляют 78% от 51 – 49 числившихся в составе ВМФ на конец года и двух почти готовых к передаче флоту (без учёта «Лазарева», «Безбоязненного», «Бурного» и «Харламова», находящихся в отстое с сомнительными видами на будущее, но с учётом «Горшкова» и «Грена»), можно говорить о весьма активном использовании имеющегося корабельного состава. При этом 22 корабля (43%), ходивших на БС, и 13 (25%), совершивших визиты и заходы в 27 зарубежных стран, свидетельствуют о том, что внешнеполитическая миссия, возложенная на ВМФ России, выполняется довольно успешно, причём малыми силами.


Как заявил в своем интервью контр-адмирал Михайлов, «соответствующую задачу нам ставят ежегодно, и её, на мой взгляд, флот решает достойно». Спору нет – решает достойно.



Смотрите также: 





Также рекомендуем:

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх © 2013 Copyright. enewz.ru
При копировании материалов используйте ссылку на наш сайт