Реклама

Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое
 
» » Сражение за Идлиб спровоцировал конфликт протурецких боевиков
0

Сражение за Идлиб спровоцировал конфликт протурецких боевиков




Сражение за Идлиб спровоцировал конфликт протурецких боевиков

Обострение ситуации в Идлибе едва не привело к войне между Турцией и Сирией. Анкара обвиняет правительственные войска в том, что они вошли в зону деэскалации. Сирия тоже высказывает Турции претензии в нарушении договоренностей. И хотя полный текст меморандума никто не видел, из того что было объявлено для СМИ можно сделать вывод — Анкара свои обязательства не захотела или не смогла выполнить.


В пятницу Россия и Турция пытались найти компромисс, причем сразу на разных уровнях. Во-первых, президенты Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган провели телефонный разговор. Во-вторых, российская делегация провела очные переговоры – в Анкаре, сообщил ТАСС. Но не оставшись на ночевку, сразу же вернулась в Москву.


По итогам переговоров, МИД Турции заявил, что продолжает настаивать, чтобы сирийские войска в Идлибе «вернулись на позиции», оговоренные в сочинском меморандуме. Ранее днем Москва тоже подтвердила свою полную приверженность тому же самому меморандуму. Об этом заявил в пятницу министр иностранных дел Сергей Лавров.


На этом фоне стоит напомнить, что российско-турецкое соглашение по Идлибу, которое было заключено в сентябре 2018 года в Сочи, подразумевало следующее.


Россия брала обязательство принять «все необходимые меры для того, чтобы избежать наступления правительственных войск на зону деэскалации Идлиб и чтобы сохранялся существующий статус-кво». Вдоль границы самой зоны была предусмотрена демилитаризованная зона глубиной 15-20 км. Из нее полагалось к середине октября того же года вывести во-первых, «все радикальные террористические группы», и, во-вторых, «все танки, артиллерию, РСЗО и минометы конфликтующих сторон». Цель – прекратить обстрелы территории, уже освобожденной правительственной армией.


Кроме того, было прописан порядок совместного патрулирования турецкими военными и российской военной полицией с использованием беспилотников. Наконец, «стороны подтвердили свою решимость бороться с терроризмом в Сирии во всех его формах и проявлениях». Из этого пункта явно следовала обязанность Турции провести отсев боевиков внутри Идлиба, отделив самых радикальных исламистов от «умеренных».


Второе российско-турецкое соглашении по Сирии, которое было подписано в октябре прошлого года в том же Сочи, касалось уже не Идлиба, а Рожавы – Сирийского Курдистана. Но, заметим, что и там стороны декларировали «решимость бороться с терроризмом во всех его формах и проявлениях» на всей территории Сирии.


«Изначально все было расписано по пунктам и при этом согласовано с Дамаском. Цель была – максимально избежать конфликтов, – говорит по поводу договоренностей 2018 года редактор журнала «Арсенал Отечества» Алексей Леонко — Это, в частности, входило в задачу турецких наблюдательных постов в Идлибе, о которых говорилось в первом пункте сочинских соглашений».


«Турция пошла на ряд уступок России, в том числе пообещала разобраться со связанными с «Аль-Каидой» элементами внутри Идлиба и обеспечить свободное передвижение людей вдоль автомагистралей М4 и М5», – в свою очередь, писал недавно американский политолог Аарон Стайн, глава отдела Ближнего Востока Института внешнеполитических исследований и эксперт «Валдая». При этом основной целью Анкары было закрепление своего присутствия в Идлибе.


Как констатировал эксперт, которого цитировал сайт клуба «Валдай», «Анкара не смогла выполнить ни одно из этих обещаний». Причина, по мнению Стайна, в том, что связанные с «Аль-Каидой» группы исламистов вступили в конфликт с группами, которые поддерживает Турция. Как бы то ни было, турки нарушили свои пункты обязательств по Сочинским соглашениям 2018 и 2019 годов. В частности, допустили «инфильтрацию террористических элементов» (п. 7 прошлогоднего меморандума).


Эрдоган не так давно обвинял Россию в том, что она не сдержала Асада от наступления в Идлибе (и тем самым якобы нарушила п. 2 соглашений 2018 года). Но само наступление Сирийской арабской армии в Идлибе, начатое в декабре 2019 года, стало ответом на неоднократные обстрелы и провокации с территории, подконтрольной боевикам.


К примеру, в ноябре исламисты из движения «Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ), основу которой составляют джихадисты «Джебхат ан-Нусры», подвергли артиллерийскому обстрелу позиции сирийской армии в Идлибе. Показательно, что в нападениях также участвовала коалиция «Джебхат аль-Ватания лил Тахрир», которая ориентируется на Турцию. Налицо было явное нарушение пункта 6 Сочинских соглашений – об обязанности отвести артиллерию, РСЗО и минометы от линии разделения сторон.


В соглашениях прямо не упоминался запрет на поставки вооружений воюющим сторонам. Однако есть пункт 10 Сочинских соглашений об обязательствах, в том числе Турции, бороться с террористами, к которым явно относятся джихадисты ХТШ.


Судя по всему, Анкара все это время поставляла вооружение боевикам вместо того, чтобы разводить стороны во исполнение договоренностей в Сочи, возмущается Леонков. «В итоге у протурецких боевиков теперь есть и беспилотники, и современные артиллерийские системы. В итоге ситуация постепенно выходит из-под контроля на радость тем, кто считает, что война в Сирии должна продолжаться», – подчеркнул российский военный эксперт.


Американский политолог Стайн, в свою очередь, полагает, что действия Турции объяснимы. Когда сирийские власти (эксперт использует принятый в США и Турции термин «режим») начали наступление в Идлибе, у Турции «осталось оставалось мало вариантов, кроме увеличения поддержки своих прокси», то есть протурецких групп вооруженной оппозиции.


«Сирийский режим наверняка захочет продолжать наступление к границе, чтобы попытаться прекратить внешние источники поддержки мятежников, которых он считает угрозой для себя, – прогнозирует Стайн. – Такая динамика действительно позволяет продолжать турецко-российский диалог, но антиамериканский вектор, который лежал в основе раннего сотрудничества, уже не столь заметен, а разногласия по Сирии будут продолжать портить российско-турецкие отношения».


Глава центра исламских исследований Института инновационного развития Кирилл Семенов перечислил пункты соглашений, которые, на его взгляд, Анкара явно нарушила.


«Полного текста сочинских соглашений никто не видел, – напомнил глава центра исламских исследований Института инновационного развития Кирилл Семенов. – Из того что было озвучено в меморандуме, известно, во-первых, что из 20-километровой зоны деэскалации в Идлибе к 20 октября 2018 года следовало вывести тяжелую технику и вооружение калибра свыше 57 мм. Это не касалось противотанковых ракет, но речь шла обо всей артиллерии и минометах. То есть Москва и Анкара оговаривали даже не создание демилитаризованной зоны, а сокращение количества вооружений».


Другой пункт соглашений, который Анкара так и не выполнила – к 15 октября очистить зону деэскалации от радикалов, продолжил Семенов. То есть от террористических группировок. В первую очередь это формирования «Хайат Тахрир аш-Шам» и «Хурас ад-Дин». Зона деэскалации должна была перейти под контроль умеренной оппозиции, подчеркнул собеседник.


«Третий пункт: до конца 2018 года, – открыть движение по трассам М4 (Алеппо–Хасака) и М5 (Дамаск–Алеппо). При этом трассы не переходили под контроль правительства Башара Асада, а оставались в ведении умеренной оппозиции, и туда собирались допустить совместные патрули, но в любом случае движение должны были открыть. Вот три пункта сочинского меморандума, которые Турция не выполнила», – заключил Семенов.



Смотрите также: 





Также рекомендуем:

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх © 2013 Copyright. enewz.ru
При копировании материалов используйте ссылку на наш сайт