Реклама

Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое
 
» » «Тихановская – тоскливая тётка». В США и ЕС осознали свой провал
0

«Тихановская – тоскливая тётка». В США и ЕС осознали свой провал




«Тихановская – тоскливая тётка». В США и ЕС осознали свой провал

В то время как мир подхватила вторая волна коронавируса, в Белоруссии в активную фазу вступила вторая волна протестов. Накануне Лукашенко провёл телефонные переговоры с госсекретарём США Майком Помпео, которые прошли по инициативе американской стороны. Помпео сказал, что Штаты привержены суверенитету и независимости Минска и развитию сотрудничества с республикой.


Кстати, срок ультиматума, который экс-кандидат в президенты Светлана Тихановская ранее представила властям Белоруссии, истёк 25 октября. Политолог Сергей Михеев прокомментировал ситуацию в Белоруссии и рассказал о неудобном положении США и Евросоюза, ведь ставка на Тихановскую у них, похоже, провалилась.


Там такой многослойный пирог, если всё это разбирать. Смысл вот в чём. То, что ситуация привлекает такое внимание разных международных политиков, косвенно подтверждает, что как раз вторая волна протестов не удалась. То есть она не удаётся в том объёме, как хотелось бы.


Ставка на оппозицию провалилась

Давайте начнём по порядку. Ультиматум Тихановской. Тихановская очень жёстко выступила с воинственной риторикой – этакая наполеонша, – что если Лукашенко не уйдёт до 25 октября, тогда с 26-го – всеобщая забастовка, перекрытие всех дорог, парализация всей страны. Но на сегодняшний день мы понимаем, что этого не произошло. Да, кто-то где-то вышел куда-то. BBC такой репортаж интересный сделала – «в Белоруссии бастуют все от студентов до пенсионеров», но по ходу репортажа видно, что бастуют только студенты и пенсионеры. Как бастуют пенсионеры – я вообще не понимаю. Они отказываются пенсию получать или что? Ну а студенты – понятно: среди них это брожение – традиционная вещь.


То есть, по большому счёту, полноценной забастовки и парализации страны у Тихановской не получилось. Её ресурс оказался не таким, о каком, возможно, думали её кураторы. Поэтому, что они делают сейчас – это картинка. Мы живём в век пиара, и они делают картинку, которую в первую очередь транслируют за пределами Белоруссии, ну и внутри Белоруссии пытаются как-то накачивать.


Протесты, несомненно, есть. Какая-то активизация их наблюдается. Но в целом это совсем не то, чего Тихановская добивалась, и совсем не то, что она обещала. На самом деле, я думаю, Тихановская, по крайней мере пока, со своим ультиматумом проигрывает. Парализация страны не получилась. Что такое парализация и всеобщая забастовка? Например, скажем, остановка всех поездов. Это отмена всех рейсов. Это отмена работы общественного транспорта, остановка метро, трамваев, автобусов, троллейбусов, маршруток. Это остановка всех заводов – всех больших государствообразующих предприятий. Этого не случилось. И мне кажется, на этом фоне с внешнего контура происходят следующие движения: с одной стороны, пытаются подкачивать информационную картинку, а с другой стороны, понимают, что, видимо, ставка на то, что у Тихановской это получится, проваливается.


Одновременно с этим всё-таки идёт сближение позиций Москвы и Минска – сначала Нарышкин приехал, потом Шойгу приехал. Подтвердили и переподписали несколько соглашений в области безопасности и военно-политической области.


Американский «финт ушами»

Я так понимаю, что, по крайней мере со стороны американцев, идёт определённая перегруппировка. Разговор Помпео с Лукашенко и слова Помпео, что США уважают территориальную целостность и всё такое прочее – это, в общем-то, шаг назад. Это попытка найти компромисс. То есть с Тихановской не получилось – день за днём проходит, Лукашенко уходить не собирается, он сопротивляется, парализации страны нет, а одновременно с этим Москва пытается подтягивать к себе Лукашенко всё ближе и ближе. Что делать? Давайте опять сыграем в то, чтобы склонить Лукашенко к многовекторности.


Благо что Лукашенко к этому податлив. Сейчас ему с помощью России удалось самую острую фазу пройти, и мне кажется, у него такое впечатление складывается, что всё самое страшное позади. И он опять начинает сбавлять темп, притормаживать, играть в многовекторность. Скажем, он грозился прекратить транзит грузов через порты Прибалтики. Прекратил? Насколько я знаю – нет. Он что-то такое высказывал в отношении Украины – что, с Украиной что-нибудь произошло на границе? Она закрыта, может быть, Белоруссия прекратила поставлять ГСМ для украинских Вооружённых сил? Нет, не перестала. А что вообще случилось в сфере экономики? Ничего.


Конечно, белорусская сторона может сказать: зато мы укрепляем военно-политическое сотрудничество. Я согласен, что военно-политическое сотрудничество – это очень важный фактор, несомненно. И его стоит ценить – в том числе и нам. Понятно, что за это надо как-то платить. Но с другой стороны, Лукашенко уже в который раз за последние полгода демонстрирует такую позицию: моё слово, захотел – дал, захотел – взял обратно. Сначала мы слышали его версию, что страшные боевики из российских спецслужб собираются совершить там переворот. Потом он сделал вид, что вообще про это забыл. Потом наобещал кучу всего и сказал, что Белоруссия в опасности и он сейчас против всех введёт санкции – и тоже про это забыл. Потом сказал, что мы теперь с Россией будем сближаться, но сближаемся мы очень половинчато.


А теперь вот Помпео, чувствуя два фактора – Тихановская явно не тянет, а Лукашенко стал притормаживать, – решил, что самое время склонить президента к многовекторности. И вот Помпео звонит. Хотя в ходе звонка там тоже были всякие такие штуки – например, он ходатайствовал за католического иерарха Кондрусевича. Тот поехал за консультациями в Варшаву, а обратно в Белоруссию его не пустили. Не пустили по одной простой причине: польская католическая церковь давно использует свою структуру, свою паству, свою сеть информационно-просветительских центров как структуру политического влияния. Лукашенко сам в этом виноват. Он в своё время открыл им ворота, а теперь вынужден признать, что поляки используют вот эту католическую сетку для совершенно не имеющего ничего общего с религиозной тематикой общественно-политического влияния. Таким образом он дал понять Польше, что он это понимает. Но этого мало.


Помпео, как я знаю, просил за этого Кондрусевича. Одновременно и Ватикан вписался за своего католического епископа. Но в принципе, это попытка Помпео качнуть Лукашенко, сказать ему: ты особо не переживай, эти Польша, Литва, Тихановская – это всё ясно, но мы – за развитие сотрудничества. Можно ли верить американцам? Конечно, нет. Но это точно косвенно свидетельствует о том, что пока не получается то, что хотелось бы.


Тихановская – белорусская версия Гуайдо. Только скучная

Здесь такая штука примерно, как с Гуайдо. Тихановская – это белорусская Гуайдо. Только Гуайдо куда мощнее, чем Тихановская. Тихановская – такая тоскливая тётка, как её вообще выбрали в какие-то лидеры, я не понимаю… Я чуть не заснул, слушая, как она призывала к всеобщей забастовке из Литвы. Она такая тихая, ей бы сидеть дома с мужем и детьми – самое оно. Куда она полезла? Не понятно. Потому что, когда она произносит свои пламенные, как ей кажется, речи, хочется заснуть.


Но что касается параллели между ней и Гуайдо. Как с Гуайдо они носились, весь Евросоюз его признал президентом, Штаты, все их союзники его признали, уже сказали, что есть чуть ли не армия – а потом поняли, что не получается, и Мадуро не уходит, и что армия на стороне Мадуро. Здесь – совершенно очевидная параллель с Белоруссией. И они начали отъезжать чуть-чуть – ну, Гуайдо и Гуайдо. Даже Помпео, по-моему, сказал, что таких Гуайдо в Венесуэле 30 штук. Вот и всё.


Здесь – та же совершенно тактика. Нахрапом не получилось. С помощью поддержки России – как и в Венесуэле, кстати, хоть она там была и не такая мощная, как в Белоруссии, – Лукашенко смог пройти какой-то основной кризис. И американцы поняли: сейчас надо немного отъехать. Отъехать, посмотреть туда, сюда, давайте поиграем – и опять включают ту же тему, предлагая Лукашенко многовекторность. Если Лукашенко на это купится – я не знаю, каким надо быть недалёким человеком.


Примерно это там происходит. Что будет дальше? Я пока не вижу предпосылок для того, чтобы забастовка, которую обещали начать с понедельника, вдруг бы началась со следующего понедельника. Причина, кстати, простая. Она не столько в том, что Лукашенко не уходит – хотя и это тоже, потому что люди всё равно ориентируются на силу. Причина в том, что аргументация у Тихановской и её сторонников не достаточно основательная для той самой массы трудящихся, к которой они апеллируют. Для студентов и для тусовки в интернете это, наверное, идёт. Для каких-то радикализированных националистов, наверное, это идёт. Но, в общем-то, это меньшинство. Они могут выйти огромной толпой на улицу, и будет казаться, что их очень много. Но если всё-таки в отношении к абсолютному большинству посмотреть – этих людей меньшинство.


А у абсолютного большинства нет резона. «Давайте не будем работать!» Первый вопрос – а зачем? И второй – а что потом? «Потом разберёмся, Лукашенко уйдёт – будет классно!» Конечно, есть такие дураки, которые в это могут поверить, но не все ж такие.


«А с кем нам вести переговоры?», или Как Литва села в лужу

Литва недавно высказалась против достройки АЭС в Белоруссии, которая строится с нашей помощью, что очень характерно. Они так хотят пользы для Белоруссии, что говорят: вы там не стройте у себя атомную станцию. Слушайте, атомная станция – это очевидная вещь, с Лукашенко, не с Лукашенко – это же очень выгодно для Белоруссии. Потому что Белоруссия так, во-первых, полностью решает свою проблему с электроэнергией, и во-вторых, она получает возможность поставлять электроэнергию на экспорт за валюту. Лукашенко, Тихановская – какая разница. Это выгодно Белоруссии, если она – независимое государство. Но Литва говорит: вы это строительство заморозьте, потому что нам это не нравится. А не нравится это литовцам по одной простой причине: они когда-то убили Игналинскую АЭС, которую строили ещё при Советском Союзе, деньги распилили, а теперь хотят и эту ухайдокать. Для тех, кто ещё умеет думать: вот вам реальные интересы Европы в отношении Белоруссии – использовать её.


А дальше будет ещё хуже. МВФ придёт, скажет вообще всё позакрывать. Это продать, это закрыть – и так далее. То есть аргументов для работающих людей в Белоруссии, чтобы устроить забастовку, не хватает.


Но что ещё интересно. После высказываний в Литве на уровне чиновников и политиков насчёт АЭС, буквально на следующий день министр иностранных дел Литвы говорит: мы, к сожалению, не знаем, с кем вести переговоры по поводу белорусской АЭС. «Ты что, дурак, что ли? » – хочется сказать. Вы признали Тихановскую – с ней и ведите переговоры. Вы ж её признали – вот и ведите с ней переговоры по поводу АЭС, которая в Белоруссии строится. Она ещё о многом может с вами поговорить. Вы можете обсудить с ней постройку литовско-белорусского космического корабля или какого-нибудь авианосца в Литве – что угодно можете с ней обсудить. Проблемы Галактики, фундаментальной физики – она готова. Вы ж её признали президентом. Это же глупо, когда министр иностранных дел выходит и говорит: а мы не знаем, с кем обсудить этот вопрос. Кого признали – с тем и обсуждайте. А раз вы это с ней не обсуждаете, значит, вы косвенно признаёте, что всё это – просто цирк и шоу. А с Лукашенко вы вроде как не можете вести переговоры, хотя на самом деле только Лукашенко и представляет реальную власть.


То есть чем дальше, тем больше Европа под давлением поляков и прибалтов будет – если внутри Белоруссии протесты так ни к чему и не приведут, а Лукашенко останется у власти, – попадать во всё более и более глупое положение. Ну туда им и дорога – каждый сам, что называется, кузнец своего счастья.



Смотрите также: 





Также рекомендуем:

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх © 2013 Copyright. enewz.ru
При копировании материалов используйте ссылку на наш сайт